воскресенье, 10 ноября 2013 г.

Всю жизнь держу себя в руках

Ирина Винер: “Всю жизнь держу себя в руках”

Прославленный тренер — о том, почему не стала врачом, отказалась от любимой узбекской кухни и отчего не сомневается, что это мы должны учиться у своих детей, а не наоборот 

Она уже давно вписала свое имя золотыми буквами в летопись художественной гимнастики, но почивать на лаврах не в ее натуре. Наслаждаться достигнутым — авторитетная, местами авторитарная, с искрометным чувством юмора, — Ирина Александровна явно не собирается, год от года только усложняя себе задачи. И все их по привычке называет первоочередными. О том, как закаляется сталь и шлифуются лидеры, — наш разговор.
«У нас все в семье были отличниками, кроме папы, который был художником»

СПРАВКА МК

Винер Ирина Александровна, родилась 30 июля 1948 года в Самарканде. В 11 лет пришла в художественную гимнастику. Трижды была чемпионкой Узбекистана. Окончила среднюю школу с золотой медалью, а затем Узбекский институт физической культуры. Защитила диссертацию. Прославленный тренер, чьи воспитанницы брали медали на Олимпиадах, чемпионатах мира и Европы. Среди ее учениц — Вера Шаталина, Амина Зарипова, Янина Батыршина, Алина Кабаева, Юлия Барсукова, Ирина Чащина, Ляйсан Утяшева, Евгения Канаева и многие другие. Ныне Винер — главный тренер сборной команды нашей страны, президент Всероссийской федерации художественной гимнастики, вице-президент Всемирной федерации. Имеет сына Антона, 38 лет, от первого брака. Замужем. Супруг — Алишер Усманов, выпускник МГИМО, удачливый бизнесмен, владелец холдинга, президент Федерации фехтования в России. И еще просто заботливый муж, который поддерживал жену во всех ее начинаниях: помогал в аренде зала, в покупке костюмов, в проведении турниров, в выездах на соревнования и т.д. А купленную яхту назвал “Ириной”.
— Ирина Александровна, выдающийся русский историк, публицист Василий Ключевский писал: «Характер — власть над самим собой, талант — власть над другими». Вас Бог не обидел ни тем, ни другим, да и родители тоже явно постарались в вас вложить многое...
— Ключевский действительно очень точно подметил... А я с самого детства усвоила одно простое правило: не нужно проповедовать, важно учить. Причем не абстрактно, а исключительно на личном примере. Всему: и любви, и дружбе, и порядочности... За хорошее воспитание я в первую очередь благодарю своих замечательных бабушку с дедушкой. И родителей, конечно.
Мама, Зоя Зиновьевна, великолепный врач, учила меня любить свое дело, целиком и полностью ему отдаваться, но при этом не забывать и о семье, заботиться о своем муже, детях... То есть она меня знакомила с какими-то основами жизни. Папа, Александр Ефимович, народный художник Узбекистана, член Академии художеств, тоже обожал свою работу и все время проводил в колхозах, в высокогорных аулах, на заводах, где писал рабочих, животноводов, хлопкоробов, к которым относился с необыкновенной теплотой. Естественно, я за ним наблюдала, и это тоже выстраивало мой характер. Кроме того, не зря говорят, что сестра таланта — работоспособность. Если трудишься от зари до зари, то любую способность можно развить до невероятных масштабов. Это подтверждает практика. Я вот всю жизнь на личном примере демонстрирую своим воспитанникам — детям, как я их называю, что работать можно и должно много и с удовольствием. Мало одной только нацеленности на результат, надо наслаждаться и самим процессом, и, разумеется, если ты тренер, надо обязательно любить своих подопечных — иначе ничего не выйдет. Я их люблю, и они платят мне взаимностью. Могу и прикрикнуть на них, и довольно жестко поругать, но они никогда на меня не обижаются. И при этом, не дай Бог, так себя поведет кто-то другой из их учителей (улыбается).
— Только вы для них непревзойденный авторитет. Знаете, вы действительно уникальная личность — ведь далеко не каждый спортсмен заканчивает школу с золотой медалью, а позже еще пишет диссертацию... В вас всегда жило желание быть только первой во всем?
— Это качество, наверное, тоже родом из семьи. У нас все были отличники, кроме папы, который был художником (улыбается). Училась я всегда блестяще, постоянно получала разные грамоты, а вот рисовать не умею — это обычно за меня делал отец. Мне не нравилась математика, но при этом история, литература были абсолютно моими предметами. Я наизусть знала огромное количество стихов, поэм... Но поскольку была настроена на максимально отличный результат во всем, то дисциплины, в которых была не так сильна, я все равно подтягивала; отец, помню, следил за моими чертежами, когда они требовались... Была цель — золотая медаль, которая позволяла сдавать лишь один экзамен в медицинский институт, куда родители хотели, чтобы я поступила. Однако на самом экзамене я получила не «пять», а «четыре» — и... попала в физкультурный вуз, где меня приняли с распростертыми объятиями, поскольку медалисты к ним еще не приходили (улыбается).
— Судя по всему, вы никогда не боялись соперничества, а конкуренция вас только подстегивает, верно?
— Абсолютно. Конкуренция и прогресс точно должны писаться через тире.
«Недавно была на свадьбе у Иры Чащиной и надеюсь выдать замуж Ляйсан Утяшеву»
— Вы одновременно и красивая женщина, и успешная. Как обходитесь с завистниками?
— В начале моего пути, правда, было много зависти. Я же выступала новатором в своей области — соединяла традиционную российскую хореографическую школу с рискованными, интересными, трюковыми элементами, которые придумали болгары, и меня за это гоняли буквально как собаку — критиковали, осуждали... А сколько я проблем пережила, когда стала внедрять эффектные, расшитые камнями купальники... Зато теперь это все уже давно стало нормой. Но что делать — надо все время двигаться вперед. Понятно, что в пустые ворота забивать мяч легче, нежели когда там стоит вратарь. Но вратарь это и есть то препятствие, которое делает человека мудрее, опытнее и сильнее. И по поводу зависти я девочкам своим, как правило, говорю: в бочке меда гораздо легче утопить, чем в бочке дегтя. Об этом не стоит забывать. Плюс — если тебя ругают, значит, ты что-то из себя представляешь. Безразличие, по-моему, хуже ненависти.
— Не секрет, что многие люди спорта настолько эгоцентричны — лишь себя видят на первой ступеньке олимпийского помоста, а не своих будущих учеников. А вы как-то очень быстро распознали свое тренерское предназначение...
— Знаете, оказывается, я очень люблю детей. Раньше об этом не знала. А вот как раз для диссертации собрала свою контрольную, экспериментальную группу, с помощью которой проводила нужные исследования, и меня настолько захватила эта тренерская деятельность, когда я начала с самых азов, что стало очевидно будущее. Как известно: «суха теория, мой друг, а древо жизни пышно зеленеет», и для меня открылось то, что, несомненно, неплохо быть научным работником, но лично для меня здорово, когда я работаю здесь и сейчас, с реальными, живыми ребятами. Так что бросила я тогда свою диссертацию и приступила к серьезным тренировкам. А диссертация потом пришла уже ко мне сама собой: мой научный руководитель, профессор Лариса Терехина, записала все то, что я наговаривала в зале, все мои рекомендации и замечания, и они легли в основу этого труда.
— Впереди Олимпиада, все силы брошены на подготовку к ней?
— Однозначно. Вот сегодня посмотрела тридцать семь детей 1999 года рождения. Завтра планирую посмотреть такое же количество. Они приехали со всей России. Будем отбирать, а потом заниматься. У нас же фундаментальная, профессиональная школа, куда входят и балет, и работа с предметом.
— Спорт стал слишком коммерциализированным, в нем много элементов шоу, это не идет ему в минус?
— Народ всегда требовал хлеба и зрелищ, об этом не стоит забывать. В шоу нет ничего негативного. И, бесспорно, ясно, что нужно очень много денег, чтобы поднять чемпиона. Но основная составляющая все равно не финансовая. И даже не чисто техническая. Самое главное — это дух. Светлый дух творчества, искусства... Именно он непобедим.
— О вашей заботе об учениках ходят легенды: они и жили в вашем доме, и машины вы кому-то дарили, и квартиры... Но люди нередко существа неблагодарные, приходилось ли вам сталкиваться с подобным?
— Да, бывают такие случаи. Откровенно говоря, когда ты делаешь что-то значимое для человека, а он воспринимает это как данность, что иначе и быть не может, — разные мысли возникают... Но я против теории: не делай добра, не получишь зла. Существует аксиома: когда ты творишь добро — это твой выбор, твой шаг, а чем тебе ответят — неважно. Это уже ответственность другого человека. Убеждена: хорошему делаешь добро, и он становится только лучше от этого, а если дурному, то он становится хуже, но это исключительно уже его проблема. А совершая добрые дела, мы творим это добро прежде всего для себя. Это вполне эгоистические помыслы — в попытке спасти себя, выпускать в мир, в космос благие действия.
— Как часто вы сейчас встречаетесь со своими бывшими звездными воспитанницами, и спрашивают ли они у вас до сих пор советов в каких-то житейских вопросах?
— Естественно, спрашивают. Кстати, совсем скоро у нас будет такой вечер встреч, куда, надеюсь, придут все мои ученицы — и бывшие, и настоящие. Но я и так со всеми продолжаю общаться. Вот Амина Зарипова — моя правая рука, моя дочка, мы с ней делаем одно дело, хотя когда-то она кричала, что никогда не станет тренером, а рядом с судьей вообще рядом не сядет. А теперь она и тренер, и судья, и еще мать троих детей (улыбается). С Алиной Кабаевой мы очень часто перезваниваемся, она также страшно занята, трудится, как и со мной, на износ и, кажется, в работе с людьми себя нашла. Ира Чащина тоже получает колоссальное удовольствие от своей новой деятельности, но главное — она недавно вышла замуж, и я радовалась за нее, будучи на свадьбе. Ляйсан Утяшева — умница, осваивает телевидение... Вот только Лиса пока жениха себе никак не подберет, но она такая, слишком разборчивая... Хотя, у меня все девчонки умные, требовательные, иной раз замечают то, на что, возможно, и не стоит обращать внимание. Я считаю, в этом смысле надо быть более толерантными.
 
С Алиной Кабаевой и Юлией Барсуковой.
 
«В своих стенах обязательно смешаю Восток с Россией»
— Видимо, в отчем доме вам привили не только изысканный вкус, но и чувство собственного достоинства: в одном из интервью вы признались, что никогда не страдали от неразделенной любви. Поделитесь, как отличать истинную любовь от ложной, видеть знаковые моменты в своей судьбе?
— Я вам так скажу: хорошо быть генералом, видя бой со стороны. Другим могу что-то подсказать, а себе нет. Лично я всегда была занята на тренировках, не имела никогда свободного времени для свиданий, и когда мне предлагали руку и сердце, всегда отвечала: «Уж замуж невтерпеж — встретимся на стадионе». Я и своим деткам рекомендую на подобные предложения отвечать: «Согласна, но не тороплюсь».
— Вы явно избирательны в выборе собственного окружения. А какие мужчины вас всегда привлекали?
— Во всем мире, во все века действует закон: мужчины любят глазами, женщины — ушами. Заметьте: даже если мужчина внешне самый непрезентабельный, но он образован, речист, прекрасно говорит, что называется «классно вешает лапшу на уши», то вы проникнетесь к нему симпатией. Другое дело, как узнать, любовь ли это или нет... Но при других вариантах, когда язык не слишком подвешен, красота тоже часто выручает. Я всегда обращала внимание на красоту, вне зависимости от пола. На красивых мужчин, женщин, детей, пожилых людей приятно смотреть.
— Да, вы настоящая Львица, признающая все лишь самое достойное, ценящая роскошь... Наверняка с наслаждением ходите по магазинам?
— А как же! Но только за рубежом — тут нет времени совершенно. Все дни провожу в Новогорске, в Москву не выбираюсь почти, а когда мы выезжаем за границу на соревнования, там я чуть-чуть посвободнее и могу себе позволить побродить по магазинам. Я неравнодушна к элегантной одежде, обуви, украшениям, и дети мои со вкусом одеваются, как вы, наверное, замечали. За какой-нибудь китч в костюме я им строго выговариваю.
— Любопытно, как выглядит ваш дом. Он решен в классическом духе?
— А его у меня нет — он строится уже много лет, и конца и края этому процессу не видно. Я же нацелена на другое и, как истинный каббалист, не имею дома (смеется). Мой супруг говорит: «А зачем тебе дом?! Возьми хороший номер в Новогорске, и живи там!» Но я, безусловно, наш дом однажды дострою, и это будет эклектическое пространство, с натуральными материалами и обязательно раритетными произведениями искусства. Планирую там Восток смешать с Россией. Там будут и хохлома, и палех, и изделия из Жостова, и резьба на дереве, чем славятся узбеки...
— К слову, читала, что вы поклонница узбекской кухни, часто ли удается готовить дома, и какое ваше коронное блюдо?
— Раньше нередко готовила, и у меня многое получалось вкусно, особенно баклажанная икра с перцами и помидорами. Выходило нечто бесподобное. Ну, а сегодня мне все эти разносолы не рекомендуют к употреблению, поэтому я и остыла к кулинарии.
— Значит сидите на диете... Получается, и от себя вы требуете строгой дисциплины? Вообще живете в рамках выверенного распорядка дня?
— Безусловно. Каждый день встаю в шесть утра, во сколько бы ни легла накануне. И диеты придерживаюсь не только в настоящий момент, а в течении жизни в целом. Понятно, что иногда срываюсь, как и мои девчонки, но стараюсь держать себя в руках.
 
“Когда мне предлагали руку и сердце, всегда отвечала: “Уж замуж невтерпеж — встретимся на стадионе”.
 
«Мы с мужем не подаем друг другу завтрак в постель»
— Вы — железная леди. Интересно, с какой периодичностью вы отправляетесь в отпуск и, вообще, позволяете ли себе лениться?
— Нет, лениться мне несвойственно. И не вижу смысла куда-то уезжать без детей, чтобы там волноваться, как они без меня?! У нас есть база на Адриатическом побережье, куда мы отправляемся летом где-нибудь на неделю, и отдыхаем друг у друга на глазах. Понимаете, это же у меня не работа, а жизнь. Я финансово независима, поэтому могу делать все, что захочу, но я не хочу бездельничать. Думаю, что свобода — это та длина цепи, которую мы сами себе выбираем. Я избрала короткий поводок, но он меня вполне устраивает, не жалуюсь.
— Не могу не спросить о вашем сыне. Тридцативосьмилетний Антон — владелец сети спортивных клубов и имеет в своем архиве диплом не только Российской государственной финансовой академии, но и дипломы университетов Германии, Англии, Америки... Полагаете, детей надо как можно раньше выпускать в мир, тем самым расширяя их кругозор?
— Надо чтобы ребенок сначала здесь, в русской школе, получил фундаментальное образование, а потом пускай сам выбирает. Но лучше, когда на летние каникулы он уже и подростком улетает, и учит там языки, погружаясь в среду. Вообще, я была занятой мамой для Антона, и им занималась бабушка, за что отдельное ей спасибо. А затем он мотался вот по разным странам, и это тоже пошло ему на пользу.
— Внуков вам привозят?
— Я их вижу редко, но мы друг друга обожаем (улыбается). Они такие разные: старший Данила — ответственный парень, вдумчивый, переживает за каждую отметку, а младший Леонид учится играючи, и с радостью перевоплощается в Оливера Твиста в школьном спектакле. И я никогда не буду навязывать им спорт — пускай сами нащупывают свой путь. Не сомневаюсь, что это нам, взрослым, надо учиться у своих детей, а не им что-то диктовать.
— В нашу эпоху, когда ритм жизни неимоверно ускоряется, пары тоже быстро сходятся и так же стремительно расходятся... Вы же со своим мужем, бизнесменом Алишером Усмановым, познакомились много лет назад, еще в Ташкенте, когда он был начинающим фехтовальщиком, а потом, встретившись уже в Москве, наконец объединили свои судьбы... Ваша история практически кинематографична; можете сказать, какой рецепт у долгого семейного счастья?

— Есть пары, которые тапочки друг другу подают по утрам, завтрак в постель... С этой стороны мы совсем не идеальная пара. У каждого из нас есть свое жизненное пространство, и мы не нарушаем его друг у друга. Зато уж когда встречаемся, то каждый раз это как будто бы впервые. Одного рецепта счастья для всех нет. У меня бабушка с дедушкой были неразлучны — дня не могли прожить друг без друга. Папа с мамой трудились в различных областях, сутками пропадали вдали друг от друга, но были крепко привязаны тем не менее. У меня с мужем своя история... Так что «у каждого Абрама своя программа» (улыбается).

Мы сами воспитываем себе конкуренток

Наталья Кожина, АиФ.ru: — Ирина Александровна, вы воспитали несколько поколений чемпионок. И точно знаете, что у победы много разных слагаемых, одно из которых — талант спортсмена. А много ли в России талантливых детей?
Ирина Винер-Усманова: — Очень много. Страна у нас многонациональная, происходит смешение кровей, и получается, что эти дети самые талантливые, самые стойкие и способные. В художественной гимнастике у нас лучшие девочки, которые могут показывать высокие результаты. Но таких детей много и в других странах. Другое дело, что у них нет специалистов, которые могут воспитать чемпионок, а в нашей стране есть такие специалисты.
Н.К. АиФ.ru: — Кто именно может составить реальную конкуренцию нашим девушкам?
И.В.-У.: — Любые гимнастки могут быть нашими конкурентками, если у них будут условия для работы и хорошие специалисты. Мы сами воспитываем себе конкурентов. У нас есть девочка из Южной Кореи Сон Ён-чжэ, которая на Олимпийских играх заняла пятое место, а шла на третьем. Если бы кто-то из наших гимнасток сделал ошибку, например Дмитриева, а Сон Ён-чжэ бы ошибку не сделала, то она была бы вторая. Мы вынуждены это делать, чтобы поднимать уровень художественной гимнастики, и для того, чтобы нам было с кем соревноваться, потому что мы сами можем задохнуться на своей высоте, если у нас не будет конкурентов. Поэтому в нашей команде конкуренция высокая, и мы готовим спортсменок из других стран. Двенадцать гимнасток, выступающих на Олимпийских играх, были нашими воспитанницами или консультировались с нами постоянно, или приезжали на какие-то отдельные сборы готовиться.
Ирина Чащина и Ирина Винер. Фото www.russianlook.com
Н.К. АиФ.ru: — Когда-то в интервью Ирина Чащина сказала мне, что в их времена условия для тренировок были достаточно жёсткие. Насколько сегодняшние условия комфортны?
И.В.-У.: — Сегодня в команде коммунизм. Девушки находятся на великолепной базе: и летней, и зимней; еда — самая лучшая, медицинское обслуживание — самое лучшее. У них есть всё для того, чтобы показывать высокие результаты, поэтому стыдно этого не делать.
А вспомните, какая была у нас Универсиада в Казани. Куда ни кинь взгляд, везде — сказка. Спортивные объекты — сказка. Олимпийская деревня — такие элитные квартиры в Москве не увидишь, как эти дома, в которых потом будут жить студенты. Питание тоже на высоком уровне. Я нисколько не волновалась по этому поводу на Универсиаде, там было всё, что нужно, можно и полезно. И с весом девочек не было никаких проблем, несмотря на то, что столы ломились от изобилия. Но еда там была здоровая.

Мама и бабушка

Н.К. АиФ.ru: — На Универсиаде вам следить за питанием девочек не пришлось. Но вы однажды сказали, что если в мусоре найдётся этикетка от конфет, то это целый скандал. Я всегда думала, что спортсмены — высокоорганизованные люди, а получается, что за ними нужен глаз да глаз?
И.В.-У.: — Они — дети — и им тоже хочется. Это «хочется» и есть лукавый. Можно поесть немного мёда, чёрного шоколада, но когда едят розовые тянучки и пьют газировку, то это скандал. Но в данном вопросе у нас крайне редко бывают разногласия. Я всегда говорю: если вы будете есть нормальную еду, то, пожалуйста. У вас должна быть красивая внешность, ничего такого, что вызывало бы насмешки и осуждение. Как у балерин. У них же не висят «окорока». Так же и у гимнастки все должно быть подтянуто. Я иногда шучу: когда я раздеваюсь, свет выключается, а когда девочки мои раздеваются, свет наоборот должен включаться.
Н.К. АиФ.ru: — Ирина Александровна, Вы сами про себя говорили, что Вы мама двух десятков дочерей и одного сына. Когда у этих дочерей, как, например, у Ляйсан Утяшевой, появляются дети, что Вы чувствуете?
И.В.-У.: — Я чувствую себя бабушкой. Ребёнка я ещё не видела, потому что только приехала с Универсиады, но обязательно увижу. Мы с Ляйсан всё время были на связи, когда она была беременной, когда жила в Испании, когда она родила, я звонила и поздравляла ее. Но, к сожалению, когда она вернулась, я была на Универсиаде.
Н.К. АиФ.ru: — Вам доводилось когда-нибудь видеть у своих воспитанниц «звёздную болезнь»? Как вы пресекали её?
И.В.-У.: — Видела, конечно. Она у многих была. «Звёздная болезнь» разрушила Олю Капранову. Великолепная спортсменка, в 16 лет стала чемпионкой мира, потом «звёздная болезнь» сделала своё дело — она немного съехала и уже не могла подняться на прежнюю высоту. Поэтому на Олимпийских играх в Пекине она, к сожалению, не показала тот результат, который должна была показать.
Пресекать эту болезнь можно только любовью, дарением и преодолением. Вот три кита, на которых всё стоит. Нужно любить, дарить то, что ты имеешь, а потом преодолевать какие-то препятствия, если они есть.
Алина Кабаева и Ирина Винер. Фото www.russianlook.com
Н.К. АиФ.ru: — А насколько сложно вашим воспитанницам адаптироваться, когда заканчивается спортивная карьера?
И.В.-У.: — У меня не было таких детей, которые бы не адаптировались. Одни идут в депутаты, другие — в директора школ, третьи — тренерами. Алина Кабаева с Ириной Чащиной пошли на организационную работу. Оля Капранова сейчас является директором школы. Амина Зарипова родила троих детей, работает тренером, сидит со мной в зале с утра до ночи. Пока все хорошо складывается.

Нужно любить себя

Н.К. АиФ.ru: — Вы довольно часто в интервью говорили, что живёте по принципу «белка в колесе». Если колесо перестанет крутиться, то вас не станет. Неужели никогда не хочется остановиться и отдохнуть?
И.В.-У.: — Очень хочется. Так хочется, что словами не передать. Когда я могу себе это позволить, я останавливаюсь, а через несколько дней начинаю думать о том, что у меня остались дети, что они делают в этот момент. Меня сразу берёт за горло тоска, и никакого отдыха уже не хочется. Я снова возвращаюсь на своё место, потому что свобода — это длина цепи, которую ты себе выбираешь. Я сама себе выбрала такой короткий поводок и не могу жаловаться на это, хотя фанатизм так же наказуем, как и безделье. Я не устаю повторять это. Фанатично работать нельзя, нужно работать с умом, спокойно. И детям я всегда говорю, что нужно любить себя в первую очередь. «Возлюби ближнего как самого себя», но любить себя — это не значит сегодня дойти до уровня, а завтра скатиться вниз, потому что тебе вдруг стало неохота, или покушала сильно много, или в ночной клуб захотела пойти. Любить себя — это реализовывать себя, реализовывать то, что тебе дала природа и Господь Бог. А дальше — любить ближних, и делиться без задних мыслей талантом, который тебе отпущен. Эгоизм дарения — это основное, чему надо учить людей.
Н.К. АиФ.ru: — Вы сказали: любить ближнего, как самого себя. Как это сочетается с соревновательным духом в гимнастике, где все — конкурентки друг другу?
И.В.-У.: — Девочки конкурентки только на площадке, а в жизни они дружат между собой и друг друга поддерживают. Я никогда не видела, чтобы кто-то с кем-то ссорился. Бывают моменты перед Олимпийскими играми, когда в групповом упражнении я полностью ломала стереотип с третьего сорта на высший сорт, на «звезду», были моменты, когда одна уже понимала, что может быть «звездой», а другая никак это понять не могла, тогда возникали непреодолимые контрасты, которые выражались в ссорах. Я им давала выговориться, каждая высказывала всё, что она думает о другой, я их не останавливала. Я наоборот их призываю — тем, кто подводит, устраивать «тёмную». Но такого ещё ни разу не было. За всё время работы я не раз их натравливала друг на друга, говорила: «Вот она у тебя выиграет, ты никуда не поедешь, ты не выиграешь». Но это почему-то не действует. Зато мысль о том, что если ты проиграла, значит, твой соперник сделал всё лучше, мы сумели внушить своим детям, поэтому среди них нет ссор.
Ирина Винер с воспитанницами - Ириной Чащиной, Еленой Судаковой, Ольгой Беловой и Алиной Кабаевой. 2006 год. Фото www.russianlook.com
Н.К. АиФ.ru: — Ирина Александровна, в ваш юбилей я хочу спросить, какой главный подарок вам преподнесла жизнь?
И.В.-У.: — Это любовь... Мне много подарков преподнесла жизнь, но главный — это любовь к тому делу, которым я занимаюсь. Это большое счастье. У меня в доме любовь, потому что у меня есть мама, которая является для меня всем. У меня есть муж, которого я очень люблю и уважаю, и я была у истоков его становления. У меня есть работа, которую я тоже начала с нуля и которая сейчас стала одним из популярнейших видов спорта. И в этом немалая доля наших детей и тренеров: советских, российских, которые сумели это всё поднять.

Комментариев нет:

Отправить комментарий